19 ноября 2017

В 50-х все здесь было патриархально. Места вокруг Санта-Клары назывались вполне романтически - "Долина сердечной услады", а тон задавали люди, занятые во фруктовом бизнесе. Каждый год бело-розовое цветение абрикосовых и вишневых деревьев оборачивалось урожаем стоимостью около шестидесяти пяти миллионов долларов. Сегодня это - просто гроши по сравнению с миллиардами долларов, которые зарабатывают новые хозяева долины. Хозяева - это двадцать крупных фирм, производящих компьютеры и программное обеспечение и диктующих компьютерную моду всему миру. Скажем, биржевая стоимость одной INTEL - больше двухсот миллиардов долларов. Чего же тут добавить? Сейчас, здесь звучат такие имена, как Hewlett Packard, Oracle, Apple, Intel. И первый памятник в честь всех этих революционеров, радикально изменивших жизнь не только здесь, но и - без преувеличения - на всей планете, уже появился. Им стало новое название этих мест - Кремниевая долина (Silicon Valley).


"Кремниевая" - в честь полупроводников на кремниевых кристаллах. Символы долины теперь - компьютеры, полупроводники, волоконная оптика, робототехника, медицинские приборы и бытовая электроника. В общем все атрибуты XXI века. Отцом-основателем Кремниевой долины считается профессор факультета электротехники Стэнфордского университета Фредерик Терман, о котором до сих пор ходят легенды. Одна такая: не заболей Терман туберкулезом в середине 20-х, Кремниевой в ее сегодняшнем виде не было бы. В те годы серьезная наука и бизнес делались только на Восточном побережье - в Нью-Йорке, Вашингтоне, Бостоне. Болезнь на многие годы буквально приковала Термана к жаркому сухому климату Калифорнии. А так как жизни без работы он себе не представлял, ему пришлось придумать для себя занятие и здесь. Так началась научно-техническая революция; сначала здесь, а потом и во всем мире. Терман призывал студентов и ученых Стэнфорда работать на молодые местные фирмы и начинать свой бизнес в Калифорнии, а не отправляться на Восток.


Услышали Термана и его бывшие студенты Уильям Хьюлитт и Дэвид Паккард. Созданные ими звуковые генераторы были закуплены студией Уолта Диснея для мультфильма "Фантазия" с музыкой Чайковского, Стравинского, Мусоргского, Бетховена. Успех фильма был колоссальным - именно благодаря звуковым генераторам музыка звучала, как никогда, живо. Теперь "Фантазия" - классика. Так что набиравший тогда коммерческий вес Голливуд вовремя сумел воспользоваться пребыванием Термана в Калифорнии. Чего уж тут говорить о мощных компьютерах, на которых сняли "Парк Юрского периода" и "Звездные войны"! Они тоже появились бы еще не скоро. В общем, не останься Хьюлитт с Паккардом на Западном побережье, неизвестно стала бы их компания сегодня одним из крупнейших в мире производителей компьютеров и электронного оборудования с ежегодным оборотом более шести миллиардов долларов в год и со штатом более восьмидесяти тысяч человек.


Вся история Кремниевой долины - это виражи прогресса и крутые повороты судеб. Куски головоломки, впоследствии сложившиеся в сложную и прибыльную картинку на мониторе, создавались здесь в 30-е годы, несмотря на Великую депрессию и военное предгрозье. И делалось это головами молодых американцев - выпускников Стэндфордского университета. Они тоже осуществляли американскую мечту так, как они ее понимали. А у компьютерщиков она довольно сильно отличалась от той, что рождалась совсем неподалеку - в Голливуде. Так же сильно, как стиль жизни, скажем, Мэрилин Монро с ее романами, скандалами и наркотиками отличался от образа жизни Хьюлитта и Паккарда с их ежедневной работой в лаборатории по 16-18 часов. Виллы киновластителей дум тоже не шли ни в какое сравнение с хижинами чахлых очкариков. Впрочем, очкарики потом всем отомстили, доказав, что в Кремниевой долине великая американская мечта - как раз реальность, а не великая иллюзия, как в Голливуде.


Насколько с виду прост и функционален компьютер, настолько же по-спартански просты компьютерные города. Нет ничего особенного в архитектуре штаб-квартир более двух тысяч компьютерных фирм - это функциональные серые и белые коробки разных размеров. Шоссе ведут к дорогам помельче, а те - к парковкам, окруженным деревьями, за которыми скрываются бастионы прогресса. Сидящие в этих кондиционированных ульях жители получают до восьмисот тысяч долларов в год и работают по 12-16 часов в день. Впрочем, они, кажется, не сильно от этого страдают - отсюда почти никто не уезжает. Наоборот, ежегодно сюда приезжают за счастьем и славой тысячи молодых и честолюбивых со всего мира. Жителям компьютерных городов Пало- Алто, Купертино, Саратоги и Сан-Хосе все же случается выбираться на природу - в пасторальный округ Мендосино в девяноста милях к северу от долины по сто первому шоссе. Здесь хороша рыбная ловля и есть что посмотреть в картинных галереях. Едут также на юг, по семнадцатому шоссе, на знаменитый курорт Санта-Круз.


Но и на отдыхе программисты обсуждают профессиональные новости и, сидя за столиками в кафе, что-то чертят на салфетках и стучат по клавишам компьютеров. Жителей всех этих городов легко отличить по футболкам с эмблемами их компаний, по развязанным шнуркам наскоро одетых кроссовок, по всклокоченным волосам, очкам и рубашкам немыслимых расцветок. Они отлично разбираются в тайской, вьетнамской, китайской, японской и корейской кухнях. Знакомясь, сначала сообщают адрес электронной почты, а уже затем - телефон. Испытывают некоторые затруднения с покупкой жилья, несмотря на сверхвысокую зарплату. Средняя цена коттеджа в долине - почти миллион. Большинству жителей компьютерных городов- от двадцати до тридцати лет, и первое же место работы сразу приносит им зарплату, которую никогда не заработали бы все поколения их предков. Молодость - это перспективность, поэтому работодатели в нее охотно вкладывают.


К тому же всем им известно, что свой первый миллион почти каждый из силиконовцев потратит не на Ferrari, а вложит в собственный бизнес. Впрочем, не все можно купить за деньги. Нормальной жизни у них нет. Они все воспринимают через компьютер. Самые перспективные - это те, кто с младенчества прилипли к монитору и от него не отрываются. Самые лучшие отношения у них с теми людьми, которых они никогда живьем не видели и, наверное, никогда не увидят. Долина сегодня принадлежит компьютерщикам. Фруктовикам здесь скоро делать будет нечего. Вот сидят они за компьютерами годами, никого не видят, перестают общаться, да что общаться, ложку в руке правильно держать не умеют. А потом им приходится идти на курсы: как общаться с людьми, как завести друзей и так далее. Разве это жизнь?

Сподобалося? Поділіться з друзями!

Поки немає коментарів,
Ваш відгук може бути першим і найважливішим!
Напишіть свій коментар або відгук

0
0
0